Неча на зеркало пенять… По закону или по справедливости



Каждый поход на рыбалку ставит современного рыболова перед дилеммой: поступать по закону или по справедливости. В первом случае, нарушая закон, рыболов рискует расплатиться рублём, а во втором, поступаясь здравым смыслом, несёт ответственность перед своей совестью.
334-8-1.jpg
К такому сложному и невесёлому умозаключению меня подвела прочитанная в «Рыбалке круглый год» №6/2016 статья Александра Лашкина из Тамбова «На Дону». В ней автор затрагивает очень злободневные темы браконьерства, загрязнения водоёмов, маловодных паводков на зарегулированных реках. Со многими доводами и вескими аргументами автора здравомысленному рыболову трудно не согласиться. Однако очень спорным утверждением является высказывание о том, что к инспектору рыбнадзора нельзя относиться, как к человеку. Мол, это всего лишь винтик механизма, запущенного другими важными людьми.
Напомню, что Александр Лашкин обиделся на сотрудников рыбнадзора после того, как они выписали штраф за нарушение водоохранной зоны реки Дон (200 метров), а также пожурили за слишком мелкого судачка, обнаруженного в садке. На попытку рыболова воззвать к здравому смыслу инспекторов, стражи порядка ответили, что их задача не обсуждать законы, а следить за их соблюдением.
Так же, как и А. Лашкин, я очень редко встречал на рыбалке инспекторов рыбнадзора. Вернее, встретился только один раз прошедшей зимой, и поводом для встречи тоже оказалась машина, стоящая слишком близко к урезу воды. Но тогда обошлось без штрафа, инспекторы всего лишь попросили переставить автомобиль на положенное расстояние. Общение при этом было доброжелательным и конструктивным.
Кстати, границы водоохранных зон (200 метров для водоемов протяженностью более 50 километров) установлены не Правилами Азово-Черноморского бассейна, как ошибочно указывает г-н Лашкин, а Водным кодексом РФ. Споры о том, насколько обосновано подобное ограничение, не утихнут ещё долгое время. Но закон есть закон, и за его соблюдением инспекторы следят не ради развлечения или удовольствия, а потому, что это их работа. Называть их за это не людьми, а «винтиками», как минимум неосмотрительно. Потому что при таком подходе в разряд «винтиков» попадают также сотрудники прокуратуры, ГИБДД, полиции, пожарной инспекции, да каждый из нас, кто стремится жить по закону, а не так, как ему вздумается.
А. Лашкин утверждает, что 200-метровая водоохранная зона – маразм, призванный убрать с реки рыболовов. Пожалуй, точнее и не скажешь. Да и сами инспекторы это прекрасно понимают. К примеру, знакомый рыбинспектор в приватной беседе предположил, что водоохранные зоны есть не что иное, как попытка загнать как можно больше рыбаков на туристические базы. Потому что в низовьях Дона и Волги, да и в других регионах, думаю, тоже, таких баз с разным уровнем сервиса построили очень много, а едут отдыхать туда лишь единицы. Большинство рыболовов по-прежнему предпочитают отдых дикарями, благо, что климатические условия позволяют.
Однако менталитет многих сограждан таков, что они готовы ругать необоснованно установленные водоохранные зоны, пререкаться с инспекторами, взывать к их совести... Но при этом никто не делает даже жалких попыток изменить ситуацию, написав хотя бы письмо на сайт Президенту. Нет, единичные попытки сообщить таким образом руководству страны своё недовольство делаются, но это капля в море. Остальных рыболовов либо всё устраивает, либо им проще сделать крайними инспекторов и оторваться на них.
Теперь про судачков, которые оказались в садке А. Лашкина и вызвали законный интерес инспекторов тем, чтоне дотягивали до размера, разрешённого к вылову. Думается, что тот судачок преткновения заплыл в садок г-на Лашкина не по своей воле – он был пойман, но не отпущен, как предписывают это действующие в каждом регионе Правила рыболовства. Хотя, допускаю, что у рыболова могла быть веская причина для того, чтобы не давать рыбе вольную.
К примеру, осенью прошлого года я выловил за ночь шесть судаков, из них трое явно не дотягивали до размера, разрешенного к вылову. По закону, я должен был незамедлительно их отпустить. Однако так как ловля проходила на живца, судачки очень глубоко заглатывали прогонистых рыбок и травмировались крючками. Едва ли они могли выжить после такого, а я не люблю, когда рыба погибает зазря. Поэтому пойманных судачков я сажал на кукан, на свой страх и риск, прекрасно отдавая себе отчет в том, что при встрече с инспекторами рыбнадзора штрафа мне не избежать.
Точно так же происходит с каспийской сельдью, которая каждую весну поднимается по Волге до Волгограда, и только осенью скатывается обратно. Ловить селедку у нас запрещено, однако иногда эти рыбы все же оказываются на крючке во время рыбалки на спиннинг или донную снасть. Причем селедка сопротивляется так рьяно, что часто при вываживании теряет большую часть чешуи. Есть ли смысл отпускать таких покалеченных рыбин? По закону – однозначно да. А если по совести?..
Вот и вырисовывается ситуация, с описания которой я начал эту статью: каждый рыболов вынужден делать выбор, как ему поступить с пойманной рыбой – по закону или по справедливости? Увы, в действующих Правилах рыболовства юридически не закреплены такие понятия, как «действия по совести», «здравый смысл», а также форс-мажоры, когда при вываживании сильно травмируется запрещенная к вылову рыба. Закон предписывает отпускать рыбу, не доросшую до нужной длины, и точка.
Тут бы, конечно, логичнее было бы вернуть суточные нормы вылова и не обращать внимания на размер. Да и сами инспекторы это признают, ведь им в таком случае было бы проще оценить улов рыболова, а не рыться у него в садке, выискивая «некондицию». Но, думается, инициатива по возвращению суточной нормы вылова должна, опять же, принадлежать рыболовной общественности. А рыболовная общественность в основном молчит, либо ограничивается единичными выступлениями где-нибудь в недрах региональных форумов…
Конечно, при сложностях современного законодательства, регулирующего сферу любительского рыболовства, любая встреча с инспектором рыбоохраны превращается для рыболова в стресс. Я тоже почувствовал себя несколько растерянно, когда мы с супругой в гордом одиночестве рыбачили на небольшом лесном озере, и тут из подъехавшей «Нивы» вышел человек в камуфляже, со значком и кобурой, и стал кричать с высокого берега, мол, это чья машина стоит так близко к воде?!
Но, если вдуматься, то законопослушный рыболов не должен панически бояться встречи с инспектором – пусть это делают нечистые на руку браконьеры. А нам, обычным рыболовам-любителям, неплохо бы все-таки знать положения тех законов, которые регулируют сферу рыболовства. Ведь, чего греха таить, все люди разные. И я не исключаю, что мне в свое время встретился адекватный рыбинспектор, а Александру Лашкину выпало несчастье пообщаться с зарвавшимся «блюстителем». В общем, минимальная юридическая грамотность в современном мире никому не помешает…
Хотя, думается, что там, где сами рыбаки пекутся о сохранении рыбных запасов и не позволяют другим браконьерничать, рыбинспектор не нужен в принципе. Поэтому, говоря о соблюдении Правил рыболовства, начинать нужно в первую очередь с себя.

 

Контакты:
Адрес:
Строительная, 133-г
119321
Москва,
Телефон:+7 269-118-42-58,
Электронная почта: contact@kolgus.ru Новости России, свежие мировые новости

Неча на зеркало пенять… По закону или по справедливости