Гадюка





Сергей Черняев
Лето 2012 года обещало долгий и разнообразный отдых в деревне. Среди прочих дачных радостей предполагалась, естественно, и рыбалка. Половодье на Усте было быстрым и достаточно мощным. Пусть его пик и не достиг рекордных отметок, зато вода спадала очень быстро, углубила русло и оставила после себя высокие косы.

А это значит, что в Усту могла зайти приличная рыба из Ветлуги, а это же совсем другой расклад!
Но… в начале июля, в один из прекрасных летних дней теща, сопровождая внуков, возвращавшихся с купанья, не заметила гревшуюся в придорожной траве гадюку…
История-­то ведь очень типичная – любой, кто проводит время на природе, тем более вблизи водоемов, может повстречаться с этим единственным в нашей фауне по-­настоящему (с точки зрения человека) ядовитым животным. И не только повстречаться, но и иметь дело с укусом гадюки – неважно, лично вас она укусит или кого-­то из ваших знакомых или близких. И потому рыбак (он же временами турист, он же грибник, дачник, охотник) должен иметь о гадюке, ее поведении, действии яда и лечении укуса более или менее ясное представление.
Vipera berus
На самом деле нам с нашей Vipera berus – “гадюкой обыкновенной” сильно повезло. Наш “гад” не притворяется веткой дерева, как зеленая мамба, не плюет ядом в глаза, как плюющаяся кобра и не может за один укус “выдать на­гора” 100 смертельных для человека доз, как австралийский тайпан. Также гадюка не делает повторных укусов, поскольку для воспроизводства яда ей нужно довольно долгое время.
Вообще гадюка обыкновенная – животное на самом деле необыкновенное с потрясающей приспособленностью к среде обитания. Она, например, живородящая: подобно млекопитающим, она переносит минусовые температуры до 1,5 градусов, а замерзает при температурах ниже двух градусов, что очень даже неплохо для “хладнокровного” животного. Зубы у гадюки полые и при потере ядовитого зуба его место попросту занимает другой зуб. И таких “штучек” у нее очень много.
Гадюка – это довольно поздно сформировавшийся вид, и потому она имеет очень разнообразную окраску. Говорят, она бывает почти всех градаций серого – от светлых тонов до абсолютно черных. Плюс самых разных оттенков – красноватых, бурых, коричневых, “копченых”, песчаных и даже голубых. На спине часто выделяется зигзагообразная или в виде цепочки ромбов полоса. Лично я видел гадюк серых, с ромбами, полностью черных, бурых, с красноватым отливом, медно-­бурых. Некоторых из них можно было спутать с ужами, а некоторых – с третьей нашей змеей – медянкой. Часть гадюк отличается относительной толщиной при небольшом размере и при определенных условиях их можно спутать еще и с веретеницей – совершенно безопасной безногой ящерицей.
Можно было бы, конечно, описать, чем гадюка отличается от ужа (большинство это и так знают), веретеницы и медянки, но на самом деле делать это незачем: не надо трогать и разглядывать змей “нос к носу” вообще! У нас – своя жизнь, а у них – своя. Если совсем уж “хочется посмотреть на змейку”, делайте это только на открытой местности с достаточного расстояния – метров с 7–8, чтобы змея чувствовала себя в безопасности. Не преследуйте ее и не загоняйте в угол.
Гадюка пробуждается от зимней спячки и ложится в спячку при переходе суточной температуры через промежуток 0… +5 °С. То есть появляется она гораздо раньше, чем можно было бы подумать – примерно в апреле, часто когда еще лежит снег. После этого она греется несколько недель, линяет и переходит к брачному периоду. Он приходится в Нижегородской области обычно на май – начало июня. Гадюшата родятся в августе-­сентябре – сразу ядовитыми! Поэтому обращаться с ними надо также, как и со взрослой змеей.
Летом гадюка придерживается постоянного места жительства, перемещаясь в радиусе 100 метров. Она любит жить в местах, где варьируются два фактора: сухость/влажность и тень/свет. В таком месте она всегда найдет для себя подходящие условия: если ей нужно прогреться – она выползет на солнцепек, есть слишком жарко – уйдет в тень. Кроме того, нужно место или несколько мест, где можно спрятаться. Поэтому наиболее вероятно встретить гадюку на прибрежных дорогах, склонах, гривах, вблизи опушек, вырубок (здесь ее привлекают еще и кучи хвороста). Популярны у этих змей садовые участки, расположенные вблизи от влажных мест, а на участках – бани.
Обычное дневное времяпрепровождение гадюки – принятие солнечных ванн. Для этого она укладывается на небольшом открытом солнцу сухом пятачке, на обочине дороги, на стволе упавшего дерева. Рядом, в радиусе нескольких метров или непосредственно в месте лежки находится укрытие: нора, трухлявый пень, щелистое упавшее дерево, заросли травы, куча хвороста, травяная кочка…
При встрече с человеком гадюка сама по себе крайне редко ведет себя агрессивно. Большинство гадюк мы, скорее всего, даже не видим – они заранее уползают, почувствовав направленные к ним шаги человека. Если гадюка не успевает уползти, то, прежде всего она замирает, надеясь на покровительственную окраску (даже если она не совпадает с окружающей ее средой). Если человек не проходит в непосредственной близости от гадюки (на расстоянии порядка пары шагов, а иногда и ближе), она и не предпринимает никаких действий по отношению к человеку. Последующие ее действия, по мере возрастания опасности – предупреждающее шипение, защитная стойка (голова поднимается над землей и отводится назад для удара), ложные угрожающие броски и, наконец, укус. Иногда события происходят так быстро, что змея не успевает произвести все эти действия – тогда она или замирает в надежде, что человек все равно пройдет мимо, или кусает сразу – если считает, что опасность для нее слишком велика. Кстати, шипение гадюки напоминает звук гашения соды уксусом, только гораздо сильнее. Чаще на него обращаешь внимание не потому, что оно громкое или “страшное”, а потому что оно вызывает странное ощущение – как будто кто­-то делает где-­нибудь на обочине лесной дороги химический опыт.
Как вести себя, чтобы избежать укуса
Один из распространенных и действенных советов – носить тяжелую закрытую обувь. И дело тут не в том, что гадюка не прокусит ботинок или сапог (хотя, конечно, это так; могут защитить даже неплотно прилегающие к ноге джинсы), просто шаги в такой обуви змея слышит издалека. Тем самым получается, что не она пугает вас шипением, а вы ее своим топотом. Кстати, змеи обычно покидают места, где люди живут более или менее плотно, скорее всего, из-­за постоянной необходимости реагировать на их перемещения, ведь существам с более или менее низким обменом веществ приходится экономить свою энергию по максимуму.
Это правило, конечно, работает не всегда. Есть два-­три момента в жизни гадюк, когда они перестают уступать дорогу. Во-первых, это брачный период, который приходится примерно на май – начало июня.
Голова у змеи в это время занята совершенно однозначными мыслями, и чувство опасности у нее притупляется. Во-­вторых, если по каким­-то причинам плотность гадючьего населения значительно повышается, змеи становятся агрессивными и уступают дорогу гораздо реже. Это бывает, например, после затяжных дождей, когда низменные участки становятся для змей слишком холодными и влажными – тогда они сползаются на более возвышенные и сухие территории.
А ведь люди для жизни выбирают как раз такие места! Поэтому в такие “сырые” годы следует гораздо внимательнее смотреть, куда наступаешь, в том числе и рядом с собственным домом. Активизируются змеи и в конце августа – начале сентября. Ночи в это время становятся гораздо более холодными, днем не все участки земли хорошо прогреваются, и потому змеи выползают на солнечные места – на гривы у болот, обочины лесных дорог, на открытые луговины, на покосы, опушки и окраины полей. Уползать при этом гадюки не любят (опять же экономя энергию), лежат открыто, а о своем существовании, если вы их не видите, предупреждают громким шипением.
Надо ли бороться с гадюками, живущими на участках? Вопрос спорный. Убить гадюку, конечно, можно, но ее место, скорее всего, со временем займет другая. Потом участок змеи не совпадает с вашим. Убьете “свою” – приползет “соседняя”. Правильнее поддерживать участок в порядке – выкашивать траву, не хранить мусор, заделывать щели на уровне цоколя, удалять трухлявые пни и т.п. Даже если придерживаться принципа “убей гадюку”, все это все равно будет нелишним.
Но на самом деле – убиваете вы гадюк или нет, смотрите, куда ступаете – или нет, все равно человеческая природа такова, что гадюку, которая укусит, люди почему-­то умудряются не увидеть.
Укус гадюки
Если вам все-­таки не повезет, и гадюка вас атакует, то помните: она не кусает, а наносит зубами удар, втыкая их и впрыскивая яд. Она “засадный охотник”, как щука, и атакует броском! Если у вас есть какая­-никакая реакция, попробуйте “уход с линии атаки” и отступление. Больше змее от вас ничего не нужно.
Но, допустим, не повезло. Яд попал в организм. Как он действует? Гадючий яд – это целый комплекс веществ самого разного действия. Мало того, состав яда у гадюки обыкновенной различается в зависимости от пола особи, ее местообитания, рациона, времени года и так далее. Поэтому в зависимости от обстоятельств укуса последствия будут проявляться по-­разному. В любом случае основной удар примут на себя кровь, лимфатическая, сердечно-­сосудистая и нервная системы.
Весной яд сильнее и больше действует “на нервы”. Распространяется он через лимфатическую и кровеносную системы человека и действует довольно медленно, хотя местная реакция начинается сразу, но вот признаки общего отравления начинают проявляться примерно через 15–20 минут. Поначалу человек чувствует распространяющуюся от места укуса боль, слабость, появляются тошнота, сонливость. Может кружиться и болеть голова. Постепенно падает давление, уровень сахара в крови – наоборот, поднимается. В зависимости от количества яда, его особенностей и особенностей организма человека он может потерять сознание, бредить, может подняться температура, кружиться голова и так далее. Некоторые люди в состоянии пройти после укуса несколько...


...километров, а кто­-то сразу теряет силы. Через некоторое время от места укуса начинает распространяться отек. В течение нескольких суток он может распространиться по всей конечности – и дальше. Отек сопровождается многочисленными кровоподтеками, связанными с поражениями крови и кровеносных сосудов.
Разрушение клеток крови (гемолиз) начинается сразу же с попаданием яда непосредственно в кровь. Кровь частично сворачивается, вызывая закупорки сосудов, которые и являются причиной кровоподтеков. Гемолитическое действие продолжается очень долго. Максимум поражения клеток крови приходится на 8–9­-й день. В этот момент часто требуется переливание крови. Уровень гемоглобина может упасть до критических отметок – до 40–60 граммов на литр.
Наиболее опасным укус гадюки оказывается для людей небольшой массы, с осложнениями на сердце, с анемией. Как правило, это пожилые люди и дети. Чем ближе укус к нервным центрам – тем более быстрых ответных действий он требует из-­за нейро-токсического действия отдельных компонентов яда. Крайне опасны укусы в голову и шею. Хотя и очень нетипичны. Чаще всего, естественно, гадюка кусает в ногу.
Яд гадюки по своим свойствам смертельно опасен для человека. Тем не менее по известным нам со слов некоторых врачей данным, в Нижегородской области никто не погиб от укуса гадюки в течение, по крайней мере, тридцати лет! Объясняется этот парадокс тем, что доза яда мала и не успевает подействовать разом и непосредственно на жизненно важные органы человеческого организма. Здоровый организм в конечном итоге успешно справляется с последствиями укуса.
Что делать при укусе гадюки
Можно вообще ничего особо медицинского не делать. Надо только убедиться, что укусила вас именно змея – просто попытаться сразу ее увидеть. Убивать и преследовать не обязательно. Сообщите о подробностях укуса родственникам или знакомым как можно скорее – через некоторое время вы можете потерять сознание и начать бредить (а можете и не начать) – никто от вас ничего не добьется, и при лечении будет потеряно драгоценное время. Как можно скорее надо вызвать скорую. И как можно меньше двигаться – движение вызывает дополнительный ток крови. Лучше всего просто лежать и настроиться на то, что будет плохо, может быть, очень плохо – но все это надо будет просто перетерпеть.
Ни в коем случае не перетягивайте укушенную конечность. Именно эта распространенная раньше мера “защиты от яда” вызывает местами застой смеси крови и яда, что приводит к некрозам, гангренам и ампутациям. С другой стороны, распространению яда она особо не препятствует.
Можно попытаться высосать из ранки часть яда. Особенно если вы находитесь далеко от населенных пунктов и ждать “скорой” медицинской помощи не приходится. Надо раскрыть ранку, сдавив вокруг нее пальцами кожу, и присосаться губами. Если будет получаться, яд надо сплевывать. Если часть яда останется во рту – это не страшно – в пищеварительной системе он разрушается. Рекомендуют также воспользоваться шприцом без иголки, но, понятно, он не всегда окажется под рукой. Вообще, говорят, что сделать это непросто – укус гадюки довольно глубок. И делать это надо сразу – не позднее 5–7 минут после укуса. Когда появится местный отек, можно и не начинать – яд уже ушел в ткани.
Еще к полезным, но необязательным рекомендациям можно добавить прием антигистаминных препаратов: тавегила, супрастина, лоратадина. Они ослабят аллергическую реакцию организма на яд и сопутствующие ему вещества.
Нельзя пить спиртное – по целому ряду причин. От него расширяются сосуды, что способствует распространению яда, кроме того, этиловый спирт сам по себе не лучшее из химических веществ – и, соответственно, нагружает печень, которая должна бороться с ядом. Нельзя разрезать, прижигать ранку, промывать ранку марганцовкой – это мало чем поможет, только добавит организму проблем. Бессмысленны и компрессы, прикладывания сырой картошки и тому подобное.
Лечение укуса
А вот тут­то и начинается самое интересное. В идеале лечение укушенного гадюкой выглядит следующим образом. Как написано на одном из медицинских сайтов, “в любом деревенском фельдшерском пункте, в любой городской больнице и поликлинике, у городской и сельской “Скорой помощи” для укушенных гадюкой имеется специальная сыворотка “Антигадюка”. Ее компоненты нейтрализуют яд змеи”. Потом ранку обработают йодом – чтобы не было вторичной инфекции. Через несколько часов у больного наступает значительное облегчение, после чего потребуется симптоматическое лечение – при низком давлении его поднимают, отеки – лечат (помогает гепариновая мазь), при изменениях крови – работают с кровью, делают переливания. На 5–6­е сутки при современном лечении наступает выздоровление.
При реальном столкновении с нашей медицинской системой возникает немало тупиковых ситуаций и спорных вопросов, и больше сил и средств уходит на то, чтобы выяснить, что же собственно происходит, и почему все идет не так, как должно идти. И речь даже не о том, что никакой “Антигадюки” вы, скорее всего, нигде не найдете.
Как следует действовать в наших условиях? Во-­первых, напомню: убедитесь, что “автор укуса” – змея и сообщите об этом тому, кто будет встречать “Скорую”. В этом надо быть уверенным. Если будут сомнения – как в нашем случае (мы обнаружили тещу уже без сознания, а ранка была только одна, второй зуб попал в сланец), то убедить врачей, что надо хотя бы по симптомам задуматься об укусе гадюки, очень сложно.
В областном центре – почти невозможно. Хотя знакомые врачи по тем же симптомам сразу ставили правильный диагноз. При официальном обращении на тему укуса пришлось выслушать все – вплоть до “Яд убивает эритроциты? Вы мне еще будете рассказывать!” На всю эту картину маслом, видимо, есть свои причины, в которых даже не хочется сейчас разбираться. Наша пациентка побывала в трех (!) нижегородских больницах, где ее подозревали в тромбофлебите, тяжелой анемии и раке. Наиболее близкий к реальности диагноз был в одном из направлений на обследование – укус неизвестного насекомого. Но какое насекомое в Нижегородской области кусает так, что нога распухает с кровоподтеками до паха? Не дай Бог, если оно действительно существует! (Или дай Бог, чтоб в единственном экземпляре). Тем не менее на все разговоры о гадюке врачи предлагали обследовать что-­нибудь другое – вены, костный мозг (кроветворение), органы брюшной полости…
Есть подозрение, что в городах вообще не умеют лечить укусы змей. Во-­первых, в интернете на форумах врачей можно наткнуться на запросы типа “у меня пациент, укушенный гадюкой: что делать?”. Во-­вторых, известный по телепередачам “следопыт” Глеб Данильцев прямо рекомендует обращаться в районную поликлинику по месту укуса. Думаю, это разумно. Хотя не факт, что вам дадут противоядие или что там есть специалист по гадючьим укусам. Зато, по крайней мере, там с укусами имеют дело постоянно. Но уж если довезли укушенного до города, попытайтесь попасть в токсикологическое отделение хотя бы на консультацию. К нам токсиколог добрался к девятому дню, когда яд свое дело уже сделал, и лечить укус как укус было уже бессмысленно. Зато он поставил правильный диагноз.
В Нижнем Новгороде действует токсикологический центр при больнице №33 в Ленинском районе. Теоретически – это и есть то самое место, куда надо обращаться при укусах ядовитых животных. Практически… попробуйте обратиться, если будет необходимость, – у нас с ним, мягко говоря, не заладилось...
Лечь в больницу надо в любом случае. Потому что в принципе лечения симптомов вполне достаточно. В тяжелых случаях умереть вам не дадут. После того как угроза жизни пройдет (а она под медицинским контролем пройдет), надо обратить особое внимание на кровь: без своевременного применения препаратов, нейтрализующих яд, меняется ее формула – падает количество эритроцитов, уровень гемоглобина и вместе с ними – еще несколько показателей. Поэтому если вас не лечили непосредственно от яда гадюки, попытайтесь перебраться в гематологическое отделение. В Нижнем Новгороде они есть в больнице им. Семашко и в 12­й больнице в Сормовском районе.
Говорят, есть экстремалы, которые обходятся без посещения больниц. Наверное, это вполне возможно, если речь идет о здоровом мужчине или женщине весом от 65–70 килограммов и выше (гадючий яд действует по массе: чем меньше миллиграмм яда на килограмм веса тела, тем легче переносится). Однако сравните сроки относительного выздоровления с “Антигадюкой” и “симптоматического” лечения, как это было у нас, – неделя против двух месяцев, – и представьте, насколько растянется выздоровление, если не лечиться совсем! Мало того, непролеченное отравление может привести к хроническим заболеваниям почек и других органов.
После всех этих серпентологически-­медицинских ужасов хочу сказать: все-­таки не бойтесь гадюк! Человек на автомобиле гораздо опаснее гадюки. Относитесь к гадюке спокойно, держитесь на расстоянии. Гадюка кусать вас не хочет, потому что ее яд – это средство для охоты, а не для нападения. Если она укусит – надолго останется голодной. Большую часть гадюк вы не увидите. Меньшую часть – увидите уползающей. Еще меньшую – лежащей. Микроскопическая на вас зашипит. Укус – это вообще из области фантастики. Но даже если он случился – даже при нашей медицине – вы останетесь в живых и здоровых. Так что просто не делайте глупостей – и все будет хорошо.

 

Контакты:
Адрес:
Строительная, 133-г
119321
Москва,
Телефон:+7 269-118-42-58,
Электронная почта: contact@kolgus.ru Новости России, свежие мировые новости

Гадюка