Весенний окунь и безмотылка






Наш обычный окунь – рыба настолько популярная в водоемах средней полосы, что, кажется, “поймать эту рыбку из пруда не составит и труда”. Повышение кислотности водной среды, которую настойчиво отмечают ученые, окуни отлично переносят, и порой кажется, что окунь – один из немногочисленных видов рыбы, который останется нашим внукам и правнукам. Но каждый год с наступлением весны окуни (особенно те, что превышают отметку в 300–400 граммов) начинают “кочевряжиться”, “кобениться”, загадывая ребусы, решение которых требует настойчивости и терпения. В данной статье я коснусь некоторых нюансов ловли крупного окуня на безмотыльную мормышку в весенний период.
Многим рыболовам, посещающим весной водохранилища, приходилось сталкиваться с ситуацией, когда устанавливается теплая весенняя погода, ярко светит солнце, на небе едва различимые облачка лишь подчеркивают далекую синеву и глубину высокого неба, когда слабое дуновение ласкового ветерка наполняет свежестью легкие, и нет большего счастья, чем сидеть в это время у лунки и полавливать рыбку. Но почему­-то не клюет. Кого ни встретишь на льду – или вообще ничего не клевало, или “вроде нашел, выхватил парочку… и как отрезало”. Те, кому помогает различная моторизованная техника, ищут своего активного окуня где­-то за горизонтом, а многие пешие рыболовы после обеда уже направляются к берегу. Когда-­то и я проходил по полтора десятка километров в поисках своей активной рыбы. Теперь же прикладываю максимальные силы, чтобы “зацепиться” хотя бы за поклевку.
А начиналось все обыденно. Я шел по мелководному поливу с балансиром, иногда заменяя его на блесну. В одной из многочисленных лунок ощутил слабый тычок на уровне “показалось”. Я стал предлагать рыбе различные мормышки. И окунь, достаточно крупный окунь, заставляющий понервничать рыболова при вываживании на тонкой леске, время от
времени стал попадаться. Уговорить рыбу на поклевку оказалось далеко непросто. Тогда мне удалось выловить трех приличных горбачей в течение полутора часов разнообразной игры мормышкой. Поклевок было в несколько раз больше. После этого я и начал эксперименты с приманками и техникой их подачи.
Как показывает практика, периоды пассивного поведения весеннего окуня случаются довольно часто. За несколько лет после примерно полусотни весенних окуневых рыбалок с безнасадочной мормышкой у меня сложилось некоторое субъективное понимание ловли пассивного окуня, которым я и хотел бы поделиться со своими коллегами.
Зацепиться за поклевку
Поиск рыбы, наверное, – одна из самых сложных задач на любой рыбалке, будь то подледная или по открытой воде. Если места незнакомы, поиск усложняется на порядок. Я остановлюсь здесь лишь на вопросе конкретного локального поиска уловистой лунки, когда априори известно, что рыба в окружности 100–150 метров точно есть. Если мы в течение сезона время от времени полавливали здесь рыбку, наблюдали интересный рельеф или есть коряжки – нам сюда. Или нам про место рассказал приятель, которому можно верить. Часто такое интересное место может быть “засвечено” множеством старых лунок. Здесь активную рыбу ловили неделю назад, а теперь на этом месте не клюет, потому что “рыба ушла”. Часто, однако, оказывается так, что никуда она не ушла, а просто перестала реагировать на наши предложения. Я не пользуюсь никакими приборами. Подводную картину наблюдаю лишь с помощью снасти. Неоценимую услугу в изучении рельефа оказывают удочка с блесной (балансиром) и отцеп, которым время от времени приходится пользоваться для спасения приманки.
После облова лунки балансиром (обычно не более пяти минут) я запускаю в лунку мормышку, затем тоже мормышку, но уже контрастно отличающуюся формой, цветом и размером от предыдущей. И так скрупулезно обхожу 6–10 лунок до первого (пусть даже совсем невнятного) контакта с рыбой. Как правило, рано или поздно это случается. Поиск закончен, начинается рыбалка.
Простейшая снасть
В последнее время я стал уходить от использования удочки­-балалайки. Мне показалось, что удильнику с ручкой, где катушка находится посередине, много больше простора для разнообразной игры. Особенно, когда берешь удочку рукой, как карандаш. Кивки чаще всего использую лавсановые, короткие, 7–10 см в длину. В марте-­апреле морозы уже отступают, руки в тонких перчатках, а то и вовсе без них, практически не мерзнут и долгое время сохраняют чувствительность и координацию. Ведь требуется высокая точность движений при игре безнасадочной мормышкой на коротком кивке. Почему коротком? На большом водоеме часто гуляет ветер, поэтому короткий кивок оказывается более практичным.
С диаметром лески не слишком мелочусь – весенняя рыба может с легкостью лишить рыболова уловистой мормышки. Обычно ставлю весной 0,12–0,14. Но на рынке рыболовных лесок, мне кажется, сложилась такая ситуация, что диаметр стал плохо сочетаться с прочностью и сохранностью. Неслучайно многие серьезные рыболовы давно обзавелись микрометром и динамометром.
Мормышки – обычные безнасадочные, как правило, вертикальные, с небольшим углом зависания, а то и вовсе горизонтальные. Я люблю использовать “муравья”, “клопа” или тот же “банан”. У любого рыболова,
кто увлекается безнасадочной ловлей, в запасе найдется не меньше двух десятков интересных мормышек. В ловле пассивной рыбы важен, по моему мнению, эффект новизны. Как правило, уменьшение размеров мормышки приводит к поклевке. Но бывает и наоборот.
Замена
Итак, лунка или несколько проявили себя или поклевкой, или даже рыбкой. Но дальше поклевок нет. У меня в запасе имеются 7–9 удочек, отличающихся друг от друга лишь мормышками. Модификации могут быть различны, но, как правило, это черный “муравей” со средней желтой бусиной, серебристый “банан” с аналогичной по размеру белой бусиной, мелкий черный “клоп” с...

{banner_stati}
...полосатым бисером (некоторые рыболовы называют такую расцветку “арбузом”), пара совсем мелких “дробинок” или “овсинок”, сочетающихся или с крупной бусиной стандартного желтого цвета, или с мелким бисером различных цветов. Пассивный окунь изредка вяло притрагивается к приманке, что проявляется по легкому сбою игры и остановке или прогибу кивка. Подсечка, как правило, выполняется вхолостую.
“Чирк по губам” хоть и воспринимается нами с досадой, но сход рыбы после кратковременного удержания на крючке куда неприятнее. Как правило, после легкого “чирка” можно с большой долей вероятности рассчитывать на следующую быструю поклевку. Когда же рыба, оказав кратковременное сопротивление, сошла с крючка, клев может оборваться надолго. Наиболее вероятным объяснением мне кажется то, что сошедшая рыба “информирует” паническим поведением своих собратьев и уводит их от места опасности. Поэтому к качеству, форме, размеру крючка в это время должны предъявляться повышенные требования.
На первых этапах своего “весеннего уговора” для меня было крайне удивительным, что во время такого пассивного поведения рыбы многие качественные крючки на проверенных мормышках (которые еще в феврале уверенно подсекали и удерживали рыбу) теперь, кажется, напрочь утратили такие свои важные качества! Уменьшение размера крючка уменьшает и его зацепистость. Хотя, как правило, приводит к увеличению числа поклевок. Как это ни выглядит парадоксальным, последнее время я не стремлюсь к молниеносной подсечке после едва заметной поклевки на безнасадку, а выдерживаю едва уловимую паузу, заставляя рыбу плотнее сжать рот. Признаюсь, это дается большим усилием воли. Но после шести (а случалось и такое) сходов подряд чего только не придумаешь!
Если рыба сошла с крючка, ухожу на другую лунку. Их, как правило, уже просверлено на расстоянии 2–3 метра штуки три или более. Рыбалка “на уговор” – сугубо индивидуальная, все десять­-двадцать лунок на интересном месте принадлежат только тебе. Сначала запускаю балансир и делаю 10–15 взмахов удочкой, совершенно не рассчитывая на поклевку. Основная задача – привлечь рыбу к лунке. Затем запускаю крупного “муравья” и облавливаю горизонт почти до нижней ледяной кромки. После 10–12 таких подъемов меняю игру с быстрой на вялую, затем запускаю мелкую мормышку и повторяю облов. Как правило, рыба проявляет себя поклевкой на втором-­третьем подъеме после смены приманки.
Одинокая фигура, находящаяся долгое время на одном и том же месте, привлекает внимание. То и дело подходят такие же пешие, как и я, искатели рыбы. Безмотылка в наших краях до сих пор еще не пользуется повышенным спросом, и пытающиеся присоединиться коллеги, как правило, ловят на мотыля или опарыша. Некоторые пытаются блюсти приличия и ближе десяти метров не подходят, а есть и такие, что садятся на “свободную” лунку. Но, к моему удовольствию, долго не задерживаются. И не потому, что безмотылка “уловистее” мормышки с наживкой. Просто коллеги не меняют приманок и проводку.
Очень показательна была одна из рыбалок “Весеннего уговора” в прошлом сезоне. Мы с приятелем пришли по наводке хорошего знакомого на широкий полив к островам – за восемь километров от берега. Знакомый дал примерные координаты, где неделю назад он с блесной нашел упитанных окуней, но накануне был там снова и половил откровенно слабо. Мне был важен сам факт, что крупная рыба там есть. Остальное зависело от нашего опыта. Буквально на третьей лунке я сманил “фунтовика” золотым “бананом” с белой бусиной, затем наступило затишье.
Мы в два ледобура высверлили на площадке пятьдесят квадратных метров около дюжины лунок почти в метровом льду и начали скрупулезно их облавливать. Время от времени к нам вплотную подъезжали (а пешком здесь, в такой дали от берега, никто не ходит) и пробовали блеснить, но быстро уезжали. Я нашел в одной из лунок небольшой, в двадцать сантиметров, перепад глубины и стал “уговаривать”.
Примерно в течение пяти­шести минут обязательно случалась поклевка крупного окуня, хотя иногда проскакивали и в 100–150 г. Мелочь с мормышкой не церемонилась, с крупным же окунем нужно было “разговаривать” деликатно. Та рыбалка в очередной раз подтвердила, что и пассивную крупную рыбу можно “уговорить”.
И раньше, и в ту рыбалку очень хорошо зарекомендовал себя прием, когда после серии быстрых подъемов начинаешь “чиркать”, то есть как бы заштриховываешь кончиком удочки лунку, одновременно поднимая мормышку все выше и выше, и в таком же темпе опускаешь. Как правило, рыба сдается и решается на поклевку. Запоминаешь уловистую комбинацию смены приманок и игры. Мне кажется, здесь бескрайнее поле для проявления творчества и собственной рыбацкой индивидуальности.
Многим коллегам известна дилемма: заниматься активным поиском, сверля лунку за лункой, делая 5–10 проверочных подъемов, или подолгу засиживаться на небольшом участке, пытаясь уговорить на поклевку пассивную рыбу? Весной я решаю для себя этот вопрос в пользу выжидания. При условии уверенности, что рыба в этом месте есть.
Азарт охотника и скрупулезность любознательного исследователя, как показывает собственная практика, позволяют добиваться определенных успехов. Конечно, успех может измеряться у рыболовов по-разному. Для меня поймать пять-шесть приличных окуней в условиях полного бесклевья – это и есть успех. А иногда это могут быть и всего два крупных окуня. Дозы адреналина, разбавленной весенней свежестью, мне хватает надолго.

 

Контакты:
Адрес:
Строительная, 133-г
119321
Москва,
Телефон:+7 269-118-42-58,
Электронная почта: contact@kolgus.ru Новости России, свежие мировые новости

Весенний окунь и безмотылка