Пятна крови Донбасса на воротничке Гройсмана





Через четыре года после начала вооружённого конфликта в Донбассе, когда раздались первые выстрелы и появились первые жертвы среди гражданского населения, правительство Украины постановлением утвердило порядок применения оружия Вооружёнными силами Украины в зоне антитеррористической операции (АТО) в мирное время. Документ был принят 14 февраля, но украинской прессе стало известно о нём только сейчас.

По сути, премьер-министр Украины Владимир Гройсман, подписав документ, легализовал действия ВСУ в Донбассе. Ранее с точки зрения украинского законодательства применение вооружения в зоне АТО считалось незаконным. Все четыре года войны. Не секрет, что украинские военнослужащие опасались трибуналов в будущем, в том числе и международных. Бывший руководитель правительства – Арсений Яценюк – подобных постановлений не подписывал: видимо, чувствовал, что «куля в лоб» в виде решения трибунала рано или поздно за Донбасс прилетит. Да и Гройсман не торопился взять на себя ответственность за гибель людей в ДНР и ЛНР от рук ВСУ. Но сейчас, когда Порошенко узурпирует всю власть над военными в своих руках, его премьер-министр теряет возможность не замараться в крови. Ни одного шанса вывернуться у него нет. Кроме отставки, конечно.

Согласно постановлению правительства, ВСУ теперь получают право «применять оружие и/или боевую технику для отражения нападения или предупреждения угрозы нападения на охраняемые объекты; пресечения теракта или деятельности террористов; освобождения заложников; уничтожения оружия, боевой техники, транспорта, находящихся в пользовании террористов; защиты гражданских лиц и гражданских объектов от нападения. Летальное применение оружия и боевой техники разрешается для самообороны, а также с целью выполнения задач, возложенных на военнослужащих во время проведения АТО». Под эту базу легко подвести любой обстрел территории ДНР и ЛНР, достаточно объявить «предупреждение угрозы» – и ВСУ спокойно могут накрывать огнём Горловку или Первомайск в «профилактических» целях. Или «самообороняться» с помощью артиллерии.

Для галочки в документе прописаны обязанности украинских военных «принять меры к сохранению человеческих жизней, минимизации возможности ранения гражданских лиц, а также оказанию медицинской помощи и по возможности эвакуации раненых лиц в кратчайшие сроки». И это при условии, если «летальное применение оружия или боевой техники неизбежно». То есть, если убьют десяток-другой гражданских, это зачтут как «минимизацию», – всегда можно отразить в отчётах, что жертв могло быть и больше.

«Сейчас атошники – уголовные преступники, которые захватили оружие и, объединившись в какие-то формирования, осуществляли военные операции. Президент и депутаты должны понять, что, как только поменяются президент и политическая ситуация в стране, атошники все сядут по статьям о незаконном завладении оружием, групповом разбое и бандитизме. А если посмотреть по законам, что значит без официального признания войны на территории населённых пунктов завести войска и вести бои... Кто-нибудь анализировал последствия этого? Когда вижу это, то понимаю прекрасно, что этих людей пересажают», – ещё осенью прошлого года предупреждал бывший представитель Украины в политической подгруппе трёхсторонней контактной группы в Минске Роман Бессмертный. Прав ведь, сто раз прав. Так всё и было, всё военное командование и исполнители незаконных приказов – преступники. И время отвечать за содеянное обязательно наступит. Не случайно тревожных шевелений в украинском политикуме всё больше: можно долго врать о войне с «террористами» Донбасса самим себе, но всем и вечно...

{banner_stati}
...это делать не получится. Чем длительнее конфликт, тем больше Киев должен изобретать объяснений: по этой причине АТО теперь переформатируют на «деоккупацию», а войну с миллионами сограждан пытаются представить «войной с Россией».

«…То, что происходит на востоке Украины в условиях правового режима мирного времени под названием АТО, это сознательное грубое нарушение законов и обычаев войны. Для наказания нарушителей именно и существует Международный уголовный суд. Если власть в Украине коренным образом изменится, не будет никаких преград для наказания украинских военнослужащих, совершавших военные преступления во время АТО. Для этого хватит обращения правительства в Международный уголовный суд с заявлением о признании юрисдикции в деле о военных преступлениях, содеянных на территории Украины, начиная с апреля 2014 года. Кто сейчас может дать гарантию, что такого обращения никогда не будет?» – пишет народный депутат Игорь Луценко в статье для издания «Зеркало недели». Вот ведь как вдруг заговорили те, кто в 2014-м приветствовал «революцию гидности». Женевскую конвенцию о защите жертв войны вспоминают, смело обвиняют ВСУ в преступной деятельности в Донбассе, в грубом нарушении законов и обычаев войны.

Смена режима страшит Киев не на шутку. Действительно, нет никаких гарантий того, что новая власть объявит войну с Донбассом незаконной и станет преследовать в уголовном порядке военных преступников, начиная с секретаря СНБО Александра Турчинова и заканчивая рядовыми артиллеристами, выполнявшими приказы командования. Все ведь прекрасно понимают, что такому развитию событий подавляющая часть украинского общества будет только рада: увидеть за решёткой нынешнее руководство страны (теперь и вместе с Гройсманом) хотели бы практически все жители Украины. Точно так же люди желали бы диалога с мятежными республиками и мирного урегулирования конфликта, через взаимные уступки.

А вот кто конкретно ответит за преступления в зоне АТО, выяснится после 30 июня 2019 года, когда Украина ратифицирует Римский статут (основной документ Международного уголовного суда в Гааге). Гаагский суд рассматривает массовые убийства, военные преступления и геноцид. Обязанность ратифицировать Римский статут содержится в Соглашении об ассоциации между Украиной и Европейским союзом. Украине только и удалось на три года оттянуть ратификацию, однако время идёт, и уже в июле следующего года Россия может обращаться в Международный суд с заявлением о военных преступлениях, которые совершили ВСУ во время АТО. Можно предположить, что у Гаагского трибунала будет много работы.

Что касается постановления, которым Гройсман позволил ВСУ применять оружие в Донбассе «по закону», оно мало что изменит и военных преступников от ответственности не спасёт. Четыре кровавых года назад не отыграть, погибших не воскресить росчерком пера премьер-министра. Да и легализация войны в любом случае противоречит украинской конституции. Призрак трибуналов не растворится в воздухе. А вот у Гройсмана перспективы на будущее изменились, ведь он пополнил собой ряды убийц Донбасса: теперь каждая новая жертва войны – это пятно крови и на его белом воротничке. Так, расстрел автомобиля скорой помощи 22 февраля, когда заживо сгорели медики и раненый военнослужащий ДНР – это нарушение Женевской конвенции, украинской конституции и следствие подписи премьер-министра Украины под постановлением о порядке применения оружия ВСУ в Донбассе.

 

Контакты:
Адрес:
Строительная, 133-г
119321
Москва,
Телефон:+7 269-118-42-58,
Электронная почта: contact@kolgus.ru Новости России, свежие мировые новости

Пятна крови Донбасса на воротничке Гройсмана