Весеннее наступление германской армии



Весеннее наступление германской армии

100 лет назад, в марте 1918 года, началось последнее решительное наступление германской армии на Западном фронте.

План предстоящего наступления предусматривал разгром союзных войск на Западном фронте. Планировалось расчленить союзную группировку войск, английские войска «скинуть в море», а французские прижать к Парижу. Германцы планировали разгромить союзников до прибытия в Европу основных сил американской армии. Германские дивизии смогли прорвать вражеский фронт и потеснить противника, но союзники, предприняв чрезвычайные меры, выдержали мощный удар.


Общая обстановка


Затяжная война истощила Германию. Второй рейх, почти полностью изолированный от внешнего мира, переживал острейший сырьевой и продовольственный кризис. Зимой 1917—1918 гг. нормы потребления продуктов по сравнению с мирным временем составляли: мясо — 20 %, сало — 11 %, масло — 21 %, сахар — 61 %, мука и крупа — 47 % и т. д. Стоимость продуктов питания возросла по сравнению с началом 1914 г. в 2 — 2,5 раза, а цены на товары широкого потребления — в 6 — 8 раз. Народ изнемогал от войны и голодал.

Индекс промышленного производства упал в 1917 г. по сравнению с 1913 г. до 62%. Военная промышленность испытывала острый дефицит стратегического сырья, особенно цветных металлов. Не хватало квалифицированной рабочей силы. На предприятиях приходилось массово использовать женский труд – более трети работающих в промышленности в конце 1917 г. составляли женщины. Также широко использовали труд пленных. Только на шахтах Рура в середине 1918 г. работали более 73 тыс. военнопленных. На добыче же бурого угля они составляли более 50% всех работающих. В сельскохозяйственном производстве в 1918 г. было занято около 900 тыс. военнопленных. Железнодорожный и автомобильный транспорт были сильно изношены, а возможностей для его обновления не было. Так, к началу 1918 г. перевозка одного воинского эшелона с Восточного фронта на Западный длилась 10-12 дней вместо 2-3 дней в 1914 г.

В ещё худшем положении находились союзники Германии. Быстро выяснилось, что в затяжной войне на полное истощение всех ресурсов экономический и демографический потенциал едва ли не важнее военной мощи. И здесь Центральные державы явно проигрывали странам Антанты. Слабые места Австро-Венгерской монархии выявились в самом начале войны. Так, недостаточно густая сеть железных дорог и сравнительно небольшой подвижный состав, с одной стороны, мешали быстрой мобилизации и маневру войск с одного фронта на другой, а с другой – парализовали военные и гражданские перевозки, включая подвоз боеприпасов и провианта. Хозяйство дунайской империи подкосила затяжная война. Колоссальный отток трудоспособных мужчин в результате мобилизации и призывов нанёс непоправимый вред хозяйственной жизни страны. В армию призвали около 8 млн. человек, из которых за четыре года войны 1,2 млн. погибли, ещё около 3 млн. было ранено. В общем числе трудящихся заметно выросла доля женщин и подростков, но мужчин они заменить не могли. Это привело к очень резкому падению производства, особенно в таких отраслях, где требовалась мужская сила, как добыча угля и железной руды. Сильно просели все добывающие отрасли, что не могло не сказаться на общей военно-экономической мощи империи. Падение производства отмечалось и в сельском хозяйстве. Кроме того, чем дольше продолжалась война, тем острее становились противоречия между двумя составными частями империи. Венгрия, лучше обеспеченная продовольствием, не желала осуществлять дополнительные поставки в австрийскую часть империи.

Темпы инфляции сильно опережали рост доходов большинства слоев населения. В результате в Вене в 1916 году средняя семья для поддержания стабильного уровня жизни должна была потратить (в сопоставимых ценах) в 3,8 раза больше по сравнению с 1914-м, в 1917 году – в 6,1 раза, а в 1918-м – более чем в 15 раз! Австрийская крона во время войны непрерывно обесценивалась. К концу войны за 1 доллар давали более 12 крон. Вступив в войну с богатыми западными державами. Вена утратила возможность получать кредиты за рубежом для поддержания финансов и экономики. Центральный банк страны, Австро-Венгерский банк, пытался удовлетворить военные потребности, распродавая золотой запас империи. К концу войны золотовалютные резервы империи Габсбургов по сравнению с довоенным 1913 годом сократились на 79%.

Война привела к финансово-экономической и военной зависимости австро-венгерской монархии от мощной Германской империи. Второй рейх осуществлял мощную экономическую экспансию в Центральной Европе. Происходила хозяйственная привязка к Германии не только Австро-Венгрии, но и оккупированной Польши, Румынии, балканских стран и Турции. Германия финансово поддерживала австро-венгерскую монархию. За четыре года войны сумма кредитов, предоставленных Германией Австрии, превысила 2 млрд. марок; Венгрия получила более 1,3 млрд. Фронт держался только при помощи германских штыков и орудий. Всё это происходило на фоне резкого роста недовольства «непривилегированных» народов, которые были раздражены усилением влияния австро-германцев и венгров. Война подлила масла в давно тлеющий огонь межнациональных противоречий.

К началу 1918 года «Лоскутная» империя Габсбургов была на грани развала. В стране царил настоящий голод. Министр иностранных дел О. Чернин докладывал в январе 1918 г. императору Карлу: «Мы стоим непосредственно перед продовольственной катастрофой. Положение... ужасно, и я боюсь, что сейчас уже слишком поздно, чтобы задержать наступление катастрофы, которая должна произойти через несколько недель». Военные и людские ресурсы империи были полностью истощены. Армия была деморализована уже в 1914—1916 гг. и держала фронт только при поддержке германских дивизий. Разложение охватило австрийские войска и на Итальянском фронте.

Социально-экономический кризис в Центральных державах переходил в политический. В Германии в конце января 1918 г. произошла мощная всеобщая политическая забастовка, которая проходила под лозунгами немедленного заключения справедливого, демократического мира с Советской Россией. Только в Берлине прекратили работу около полумиллиона человек. Всего же более миллиона человек в пятидесяти городах Германии требовали изменения политики правительства. Митингующие призывали даже к свержению кайзеровского правительства, к действиям «по-русски». Мощная политическая забастовка потрясла в середине января и Австро-Венгерскую империю. По всей стране прошли митинги и демонстрации протеста против войны, за немедленное заключение мира. В Вене и других промышленных центрах были образованы Советы рабочих депутатов. Усилилось и национально-освободительное движение народов, входивших в состав империи Габсбургов, особенно славян. Настроение трудящихся внутри страны передавалось в армию и на флот. 1 февраля в военно-морской гавани Котор (Каттаро) вспыхнуло восстание моряков. Оно охватило 42 корабля. В нем участвовали 6 тыс. человек.

Схожее положение было и в Болгарии. Промышленность просела, многие предприятия закрывались или работали не в полную силу из-за хронического недостатка сырья, топлива и рабочей силы. Население голодало. В стране свирепствовали различные эпидемические заболевания. Смертность среди населения Болгарии намного превышала боевые потери ее армии.

Но самым слабым звеном германского блока была Турция. Османский султанат умирал. Османское правительство сменило финансово-экономическую зависимость от стран Запада на полную экономическую и военно-политическую зависимость от Второго рейха. Мобилизация трудоспособного населения, реквизиции гужевого транспорта и рабочего скота, изъятия продовольствия, бесконечные поборы, а также геноцид национальных и религиозных меньшинств, занимавших серьёзные позиции в торговле и хозяйстве страны, привели к резкому спаду сельскохозяйственного производства. Десятки тысяч крестьянских семей разорились. Более чем наполовину сократились посевные площади, почти на столько же уменьшилось поголовье скота. Начался голод. Цены на продукты росли с катастрофической быстротой. Хлеб подорожал в 37 раз, кофе – в 70, рис – в 30, картофель – в 27 раз. Особенно страдали от нехватки продовольствия жители Анатолии и арабских провинций Османской империи. Только в Ливане и Сирии от голода и болезней в 1914 – 1916 гг. погибло до 40% населения. На этом фоне чиновники и кулаки наживали на спекуляциях продовольствием целые состояния. Коррупция и наглый произвол были особенность Турции. При реквизициях большая часть продовольствия и скота попадала в лапы чиновников. На черном рынке в городах богатые могли купить всё, в то время как тысячи бедняков умирали от голода.

Резко сократилось промышленное производство и так крайне слабое. В частности, добыча угля упала более чем в три раза, почти наполовину сократилось производство соли, производство шерстяной пряжи уменьшилось в 4-5 раза, шелка-сырца – почти в три раза и т. т. Резко уменьшился объем строительных работ, закрылись почти все кирпичные заводы. Во время войны почти полностью закрылась внешняя торговля. Дефицит бюджета увеличился за годы войны почти в 15 раз – с 2 млн. до 29 млн. лир.

Турецкая армия терпела поражение. Особенно тяжелые поражение турки потерпели на Кавказском фронте в 1915 – 1916 гг. От полногокраха на Кавказском фронте Турцию спасла только революция в России. Турецкая армия буквально разваливалась. В частности, дезертирство приняло просто фантастический размах. Дивизии, отправленные на фронт весной 1917 года, теряли по дороге на передовую до 40% личного состава. Членовредительства и самоубийства солдат приняли форму эпидемии. Дезертиры часто создавали бандитские или партизанские отряды, которые воевали против турецких властей. В ответ каратели опустошали целые области. Весной 1917 года британская армия взяла Багдад и начала наступление в Палестине. В ноябре – декабре 1917 года англичане взяли Газу, Яффу и Иерусалим. В начале 1918 года Турецкая империя потеряла значительную часть своей территории – Хиджаз (западная часть Аравийского полуострова, с священными для мусульман городами – Мекка и Медина), Южную Палестину, большую часть Ирака.

В ситуации полного развала и деградации лидеры турецкого правительства по-прежнему бредили идеями объединения всех тюркских народов под верховенством турок-османов. Вместо того, чтобы как стабилизировать положение империи и остановить союзников в Ираке и Палестине, турецкие правители в феврале 1918 года бросили последние боеспособные силы на захват Кавказа.

Планы

В начале кампании 1918 года Германия стояла перед выбором между обороной и наступление. В 1917 году Берлин сделал ставку на стратегическую оборону. В 1918 году ограничиться планомерной обороной и организацией отвлекающих ударов, к примеру, в Италии. Однако блокада германского блока и нарастающие внутренние проблемы, могли привести к революции и краху. Особенно плачевным было положение союзников Германии – Австро-Венгрии и Турции. «Четверной союз, — подчеркивал Людендорф, — держался единственно надеждой на победу германского оружия». В свою очередь, в случае их падения Второй рейх неизбежно терпела поражение. Нужно было действовать. Оборонительная стратегия могла, по мнению германского командования, решающим образом изменить военно-политическую и стратегическую обстановку в пользу Антанты. Летом 1918 г. ожидалось прибытие во Францию основных сил американской армии, что неизбежно дало бы противникам Германии значительный численный перевес.

«На рубеже 1917 — 1918 годов, — писал позднее Людендорф, — обстановка на суше, вследствие выхода России, сложилась для нас выгоднее, чем за год перед тем. Мы вновь, как в 1914 и 1916 гг., могли ставить перед собой задачу разрешения войны посредством наступления на суше. Соотношение сил складывалось для нас благоприятно, как никогда». Эту же мысль Людендорф подчеркивал и 2 января 1918 г.: «Положение на фронтах, — заявлял он, — лучше, чем когда бы то ни было, и есть надежда окончить войну на Западе успешно. В Македонии болгар связывает противник. На Ближнем и Среднем Востоке из-за безотрадного состояния железных дорог нельзя ничего поделать». Благодаря же «переброске войск на Запад положение там наконец упрочилось».

7 января 1918 г. П. Гинденбург писал императору Вильгельму II: «Чтобы обеспечить себе в мире такое политическое и экономическое положение, которое нам необходимо, мы должны разбить западные державы». 13 февраля 1918 г. в Гомбурге на совещании кайзера с представителями имперского правительства и верховного командования Людендорф докладывал свои соображения о стратегических планах на предстоящую кампанию. «Нанесение решительного удара на Западе, — говорил он, — представляется самой огромной военной задачей, которая когда-либо была поставлена какой-нибудь армии и которую Франция и Англия тщетно пытались разрешить в течение двух истекших лет... Здесь будет страшная борьба, которая начнется на одном участке, продолжится на других, потребует много времени и будет очень тяжелой, но закончится победоносно». Людендорф заверил императора и канцлера, что «эта задача будет разрешена успешно лишь в том случае, если военное руководство будет освобождено от всех невыносимо связывающих его оков, если к решительному моменту на Запад будут подвезены все до единого бойца, которыми мы можем располагать…».

Таким образом, с учётом крайне тяжелого социально-экономического положения в Германии и Австро-Венгрии, германское военно-политическое руководство решило предпринять последнее решительное наступление на Западном фронте, чтобы добиться победы и создать условия для заключения мира в интересах Берлина и Вены. Германское руководство считало, что общая ситуация складывается в пользу блока Центральных держав. Наступательные операции, предпринятые в 1917 г. армиями Антанты на Западном фронте, не привели к успеху. Союзные войска буквально умылись кровью, штурмуя мощные укрепления германской армии. Немцы передохнули за год в обороне, призвали подросшую молодежь. Армию пополняли возвращающиеся из России пленные. Армия Германии увеличилась до 7,6 млн. человек, Австро-Венгрии – до 5,3 млн. человек.

Итальянской армии после поражения, понесенного осенью 1917 г. под Капоретто, требовалось немало времени для того, чтобы восстановить свою боеспособность. Войска Центральных держав по-прежнему занимали обширные территории во Франции и России, всю Бельгию, начали масштабную интервенцию в России, контролировали большую часть Балканского полуострова. Россия вышла из войны, и у Германии остался один главный фронт – Западный (Французский). Правда, Германии всё равно приходилось держать на Востоке значительные силы, удерживая и грабя оккупированные территории. Также значительно облегчалось положение Австро-Венгрии и Турции, освободившихся от своего основного противника — русской армии. Австрийцы могли усилить свой Итальянский фронт, а турки – палестинское и иракское направления.

По идее германского командования Австро-Венгрия, Турция и Болгария должны были «выдержать» до победы Германии. Гинденбург и Людендорф считали, что после выхода России и Румынии из войны и тяжелого положения Италии после поражения под Капоретто Австро-Венгрия сама сможет устоять на фронте. Что болгарская армия будет в состоянии противостоять силам Антанты в Македонии, а Турция перебросит свои войска, освободившиеся на Кавказе, в Месопотамию и Сирию, и выдержать дальнейшие атаки союзников.

По сравнению с германским блоком положение стран Антанты было более стабильным, а их военно-экономический потенциал значительно превышал возможности Центральных держав. Страны Антанты в начале 1918 г. располагали приблизительно равными силами с Германией и ее союзниками; 274 дивизии у Антанты и 275 пехотных дивизий (не считая 86 дивизий на Восточном фронте и 9 на Кавказе) у Германии. Но Англия и Франция, используя колониальные войска, имели по сравнению с блоком Центральных держав гораздо большие людские ресурсы для пополнения своих вооруженных сил. Также экономики Англия и Франция опирались на колониальные империи, имели возможность свободной торговли с другими странами (Латинской Америкой) и колониальными территориями. Кроме того, англо-французов подпирала мощная экономика США. С июня 1917 г. во Францию начали прибывать американские войска, численность которых к концу декабря составила более 180 тыс. человек, а в марте 1918 г. превысила 320 тыс. человек. Падение германского блока, полностью истощенного войной, больше чем Антанта, в таких условиях было делом времени. Единственной надеждой был решительный военный успех.

Главной проблемой Германии был тот факт, что германское военно-политическое руководство не смогло сосредоточить все силы средства на Французском фронте. Германия не отказалась от экспансии на Востоке. Германские руководители планировали задушить «очаг революционной чумы», уничтожить большевизм, лишить Россию выходов к Балтийскому и Черному морям, отнять у неё Кавказ и Туркестан. Для Украины планировался статут «самостоятельного» (на деле полностью зависимого от Германии) государства. В Берлине строили далеко идущие планы использования захваченных и ещё не захваченных областей России, их природных богатств и хозяйственного потенциала.

В феврале 1918 года австро-германские войска начали масштабное наступление в России. По сути, второй фронт сохранялся: огромные пространства России даже без серьезного сопротивления русских поглощали дивизии Германии и Австро-Венгрии, так необходимые на Западе. Планируя решительное наступление во Франции и Бельгии и не отказываясь одновременно от продолжения захватов на Востоке, военное руководство Второго рейха во главе с Гинденбургом и Людендорфом вело страну и армию не к победе, а к поражению и национальной катастрофе. Схожую авантюристическую политику проводили и руководители Турции, которые вместо защиты Сирии и Ирака бредили идеями захвата русского Кавказа и дальнейшего продвижения в Поволжье и Туркестан.

Продолжение следует…

Автор: Самсонов Александр

https://topwar.ru/138380-vesennee-nastuplenie-germanskoy-arm...

 

Контакты:
Адрес:
Строительная, 133-г
119321
Москва,
Телефон:+7 269-118-42-58,
Электронная почта: contact@kolgus.ru Новости России, свежие мировые новости

Весеннее наступление германской армии